Гр-р-р-р-р-р ха-ха
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
14:52 

Скарби Примарних островів Н. Дев'ятко

Не стоит волноваться. В мире нет ничего страшнее нас самих.
Иллюстрация

23:12 

Скарби Примарних островів Н. Дев'ятко

Не стоит волноваться. В мире нет ничего страшнее нас самих.
іллюстрація

23:05 

Скарби Примарних островів Н. Дев'ятко

Не стоит волноваться. В мире нет ничего страшнее нас самих.
Іллюстрація

23:02 

Иллюстрации

Не стоит волноваться. В мире нет ничего страшнее нас самих.
"Скарби Примарних островів" Н. Дев'ятко

14:11 

Не стоит волноваться. В мире нет ничего страшнее нас самих.
18.07.2014 в 00:25
Пишет Imaja Neste:

17.07.2014 в 01:36
Пишет Айхалли Хиайентенно:

У меня нет слов...
06.10.2013 в 12:20
Пишет Nairis:

Какую красоту я нашла!)
31.07.2013 в 02:18
Пишет Li&Louie:

Легенда о Прекраснейшей
Наша многострадальная манга)
когда-то рисовалась для КомМиссии, на днях мы таки решили закончить этот проект.



читать дальше

URL записи

URL записи

URL записи

URL записи

13:27 

Сказка

Не стоит волноваться. В мире нет ничего страшнее нас самих.
СКАЗКА

Пролог
- Это уже пятый! – рассердился Кощей.
- Он длинный и несуразный! - принцесса перешла на истеричные нотки.
- А четвертый чем не угодил? – Кощей отошел от стола, где стояло блюдце с голубой кайомочкой. По блюдцу медленно вращалось наливное яблоко. На самом блюдце отображалась как наяву, что творилось у ворот кощеева замка.
- У того были ноги короткие и нос картошкой! – Принцесса топнула ножкой в изящном парчовом башмачке. А потом подняла невинные глазки на страшное, словно голый череп лицо Кощея. Длинные ресницы девушки затрепетали, - Почему ты так торопишься меня замуж выдать?
Царь Кощей, ужасный ликом, бледный как сама смерть, похожий на мумию, в черном камзоле вышитом серебром и в длинном кожаном плаще, в черной короне на лысой голове с досадой посмотрел в сводчатый потолок огромного тронного зала. Словно ждал от потолка ответа.
- Ты же хотела поскорее замуж за отважного рыцаря, - начал он, - кто может быть отважнее тех, кто приходит бросить мне вызов.
- Но они дураки! – возмущалась девушка, - помнишь второго?
- Ну да он тебе поначалу понравился, - кощей налил себе вина из изящной темной бутылки, посмотрел на возмущенную принцессу и добавил вина в ее бокал, - я ему позволил себя обмануть. Он тебя выкрал. А ты назад прибежала.
- Да он, как рот открыл, как заговорил, да еще и начал рассказывать как мы с ним заживем! Дурак дураком! – Принцесса уперла маленькие кулачки в тонкую талию. - А может я теперь, совсем, замуж не хочу!
- А что мне с этим претендентом делать?
- Горыныча натрави, - хмыкнула девушка.
- Нужно ему… травиться, - ворчал Кощей, - ладно сам прогоню. Я тебя твоему отцу верну, - пригрозил, и залпом допил вино, - сил моих больше нет на твои капризы! Договаривались, что ты уедешь, когда отважный рыцарь придёт за тобой, это уже пятый отважный рыцарь! Кто тебе надобен!?
- Такой как ты, - смущенно прошептала принцесса.
- Ты на меня внимательно смотрела? – с досадой и удивлением спросил Кощей.
- Уж три месяца смотрю, - покраснев ответила принцесса.
Кощей застонал. Схватил наливное яблочко крутнул в обратном направлении.
- Не вернусь я домой! – Крикнула принцесса, и выхватила из блюдца наливное яблоко, которое уже набрало нужное количество оборотов, чтобы связаться с соседним островом, с королевством заморским.
- На место положи! – крикнул Кощей.
Девушка отступала от стола, спрятав яблоко за спиной. И упрямо мотала головой.
- Ну ладно, ладно. Придумаем что-нибудь. Яблочко верни, - Кощей постарался придать голосу ласковый тон.
- Не а, - недоверчиво ответила принцесса, развернулась и убежала, по дороге опрокидывая стулья и подставки с доспехами. Кощей содрал с лысой головы величественную черную корону и побежал за девушкой. Она развернулась. Оторопела. Он бежал легко, словно юноша перескочил через очередное препятствие. Догнал. Высоченный, навис над ней. Она оказалась в углу, от досады откусила кусок яблока. Он испугался, крикнул:
- Выплюнь! Отравишься!
Она выплюнула, и сердито бросила яблоко в стену, а потом присела у стены и как маленький ребенок, обхватив коленки, и горько заплакала.
Кощей схватился за лысую голову. И сел рядом с девушкой на пол.
- Я знаю, где есть принц как раз для тебя, - сказал он.
Принцесса подняла голову, слезы высохли, - Где?
- Он хороший, умный и добрый. Но ему нужна настоящая принцесса, нежная и милая. Ты готова стать для него такой?
- Да. А что нужно сделать?
- Королева подкладывает кандидаткам в невестки маленькую горошинку под постель, а постель состоит из двенадцати матрасов. И ты должна почувствовать неудобства, от того что тебе мешает спать горошина, которая лежит под двенадцатью матрацами.
- Бред, - расстроилась принцесса.
- Согласен. Но сам принц очень хорош. Впрочем, я тебе его покажу. С яблоком было бы проще, а так интереснее. Оденься как крестьянка, слетаем.
- Ура! – обрадовалась принцесса, вскочила и побежала в свою комнату переодеваться.
Кощей сидел на полу и смеялся, даже слезы выступили из блеклых серовато желтых глаз.

13:26 

Сказка

Не стоит волноваться. В мире нет ничего страшнее нас самих.
СКАЗКА

Пролог
- Это уже пятый! – рассердился Кощей.
- Он длинный и несуразный! - принцесса перешла на истеричные нотки.
- А четвертый чем не угодил? – Кощей отошел от стола, где стояло блюдце с голубой кайомочкой. По блюдцу медленно вращалось наливное яблоко. На самом блюдце отображалась как наяву, что творилось у ворот кощеева замка.
- У того были ноги короткие и нос картошкой! – Принцесса топнула ножкой в изящном парчовом башмачке. А потом подняла невинные глазки на страшное, словно голый череп лицо Кощея. Длинные ресницы девушки затрепетали, - Почему ты так торопишься меня замуж выдать?
Царь Кощей, ужасный ликом, бледный как сама смерть, похожий на мумию, в черном камзоле вышитом серебром и в длинном кожаном плаще, в черной короне на лысой голове с досадой посмотрел в сводчатый потолок огромного тронного зала. Словно ждал от потолка ответа.
- Ты же хотела поскорее замуж за отважного рыцаря, - начал он, - кто может быть отважнее тех, кто приходит бросить мне вызов.
- Но они дураки! – возмущалась девушка, - помнишь второго?
- Ну да он тебе поначалу понравился, - кощей налил себе вина из изящной темной бутылки, посмотрел на возмущенную принцессу и добавил вина в ее бокал, - я ему позволил себя обмануть. Он тебя выкрал. А ты назад прибежала.
- Да он, как рот открыл, как заговорил, да еще и начал рассказывать как мы с ним заживем! Дурак дураком! – Принцесса уперла маленькие кулачки в тонкую талию. - А может я теперь, совсем, замуж не хочу!
- А что мне с этим претендентом делать?
- Горыныча натрави, - хмыкнула девушка.
- Нужно ему… травиться, - ворчал Кощей, - ладно сам прогоню. Я тебя твоему отцу верну, - пригрозил, и залпом допил вино, - сил моих больше нет на твои капризы! Договаривались, что ты уедешь, когда отважный рыцарь придёт за тобой, это уже пятый отважный рыцарь! Кто тебе надобен!?
- Такой как ты, - смущенно прошептала принцесса.
- Ты на меня внимательно смотрела? – с досадой и удивлением спросил Кощей.
- Уж три месяца смотрю, - покраснев ответила принцесса.
Кощей застонал. Схватил наливное яблочко крутнул в обратном направлении.
- Не вернусь я домой! – Крикнула принцесса, и выхватила из блюдца наливное яблоко, которое уже набрало нужное количество оборотов, чтобы связаться с соседним островом, с королевством заморским.
- На место положи! – крикнул Кощей.
Девушка отступала от стола, спрятав яблоко за спиной. И упрямо мотала головой.
- Ну ладно, ладно. Придумаем что-нибудь. Яблочко верни, - Кощей постарался придать голосу ласковый тон.
- Не а, - недоверчиво ответила принцесса, развернулась и убежала, по дороге опрокидывая стулья и подставки с доспехами. Кощей содрал с лысой головы величественную черную корону и побежал за девушкой. Она развернулась. Оторопела. Он бежал легко, словно юноша перескочил через очередное препятствие. Догнал. Высоченный, навис над ней. Она оказалась в углу, от досады откусила кусок яблока. Он испугался, крикнул:
- Выплюнь! Отравишься!
Она выплюнула, и сердито бросила яблоко в стену, а потом присела у стены и как маленький ребенок, обхватив коленки, и горько заплакала.
Кощей схватился за лысую голову. И сел рядом с девушкой на пол.
- Я знаю, где есть принц как раз для тебя, - сказал он.
Принцесса подняла голову, слезы высохли, - Где?
- Он хороший, умный и добрый. Но ему нужна настоящая принцесса, нежная и милая. Ты готова стать для него такой?
- Да. А что нужно сделать?
- Королева подкладывает кандидаткам в невестки маленькую горошинку под постель, а постель состоит из двенадцати матрасов. И ты должна почувствовать неудобства, от того что тебе мешает спать горошина, которая лежит под двенадцатью матрацами.
- Бред, - расстроилась принцесса.
- Согласен. Но сам принц очень хорош. Впрочем, я тебе его покажу. С яблоком было бы проще, а так интереснее. Оденься как крестьянка, слетаем.
- Ура! – обрадовалась принцесса, вскочила и побежала в свою комнату переодеваться.
Кощей сидел на полу и смеялся, даже слезы выступили из блеклых серовато желтых глаз.

17:48 

Не стоит волноваться. В мире нет ничего страшнее нас самих.
09.12.2013 в 09:53
Пишет Белый Сикер:

URL записи

11:47 

Не стоит волноваться. В мире нет ничего страшнее нас самих.
[more]Пишет Imaja Neste:
01.08.2013 в 01:41


Взрыднуль)))
В одном заштатном космобаре
Глухого сектора Ты'Дыщ
Сидел у стойки странный парень,
Скучал, чесал на шее прыщ,
Цедил дешёвый ром с Сатурна...
А рядом обсуждали бурно
Межгалактический футбол
Два зойча (третий сполз под стол).
Метеоритный дождь снаружи
Стучал по крыше пятый день.
В углу пластмассовый олень
Кряхтел, бутылками нагружен,
И варвар в шубе из мехов
Кричал свирепо: "Хо-хо-хо!"

Увы, нелётная погода
Стояла прочно у руля,
Вовсю буянила природа,
Тряслись магнитные поля,
Все рейсы отменили нафиг...
Снимай последнюю рубаху -
Оставишь бармену в залог
За сэндвич и паршивый грог.
Работы нет, в карманах дыры,
И с перспективами - беда.
Вернуться к маме? Никогда!
Внезапно дверь открылась шире,
И пришлые - четыре аж -
Собой пополнили пейзаж.

Изображу ль рукою верной
Чеканный профиль, гордый шаг?
Высок, широк в плечах был первый,
Нёс шлем пилота на ушах,
А следом шёл... вампир, ей-богу.
И кто б не испытал тревогу,
Когда клыкастый экземпляр,
Скрипя зубами, входит в бар?
Вплыл третьим эльф - надменный, томный,
С копной струящихся волос
(На шее лиловел засос).
Последним, взгляд потупив скромно,
Вползло... вползла... такая хня -
Нет слов приличных у меня.

Зал опустел в мгновенье ока,
Как будто чёрная дыра
Внутри раскинулась широко
Размером два на полтора.
Однако парень - Пупкин Вася -
Сидеть за стойкою остался,
Лишь сделал грозное лицо:
Ром не допит, в конце концов.
Но, ничего не замечая,
Пришельцы сели у окна,
А хрень с тентаклями одна
Зашла в подсобку, как хозяин,
И вот - бутылок частокол
Собою украшает стол.

- Похоже, мы застряли прочно,
Как в дюзу вбитый огурец,
И бортмеханик, как нарочно,
Сбежал на Вегу под венец.
А где искать другого, право?
О нас идет такая слава,
Что я и сам себя боюсь,
Узнав очередную гнусь!
- Что, свежий слух поймал в эфире?
Давай, ушастый, развлеки,
А то ведь сдохнем от тоски!
- Какие хамы вы, вампиры!
А, впрочем, почему бы нет?
Я расскажу вам этот бред.

Однажды на восьмой планете
Светила класса G 3.2
Цвели цветы, играли дети,
Росла зелёная трава.
Но чёрный час внезапно пробил:
В железном межпланетном гробе
Рыча, рыгая и урча,
Свалилась с неба саранча.
Ничто не предвещало горя:
Команда двинулась в кабак -
Ведь каждый поступает так,
С природой собственной не споря
(Тем более, что был при нём
Бордель, отель и водоём).

Спустя три пьяных заварухи
Спиртное выпили совсем,
На выход потянулись шлюхи
(Кто в драбадан не окосел),
Из кладовой сбежали мыши,
В отеле загорелась крыша,
Пока тушили - вот беда -
В пруду закончилась вода
(Мэр шлангом получил по роже,
Примчавшись лично на пожар),
Снесли в тюрьме два этажа,
Часовню развалили тоже,
Зачем-то спёрли петуха
И быстро смылись от греха.

Молчанье воцарилось в зале...
- А что не так? - спросил пилот.
- До нас часовню поломали,
Но в целом слух почти не врёт.
- А помнишь гонки на Мицаре?
- А гей-стриптиз в алькорском баре?
Й'Крэгг тогда имел успех
И с лёгкостью уделал всех.
(Чувак с тентаклями надулся
И покраснел, как помидор)
- А их ведущий стриптизёр
Сперва сомлел, потом очнулся,
Полсуток не вставал с колен,
Просился в рабство или в плен.

Увы, сеанс воспоминаний
Потоком брани прерван был.
В дверях, согнувшись в рог бараний,
Пацан оборванный скулил,
А над его тщедушным телом
Эмаль вампирская блестела,
И очень бледная рука
Слегка душила паренька.
- Ну что, опять? Достал же, сука! -
Эльф закатил глаза и встал,
Наполнил доверху бокал
И махом выхлестал без звука,
А после вынул плазмомёт
(Откуда - чёрт его поймёт).

Всё завертелось, как в квазаре
Иль в барабане "Спортлото".
В лучах нейтронного пульсара
Мелькали белые пальто,
Меж нитей силовых вуалей
Вовсю лайтсаберы сверкали
И шёл от выстрелов базук
Шмелём гудящий инфразвук.
В кого летели гамма-волны?
Кто бился в кварковом огне?
Читатель мой, боюсь, что мне
Не описать картины полной:
Се был израиль, сиречь адъ,
Как на Плутоне говорят.

Василий охренел немножко,
Но, чтобы честь не запятнать,
Он барный стул схватил за ножку
И им нанёс ударов пять
Куда-то в гущу сечи бранной,
Презрев опасность тяжкой раны
И факт, что, если бы не стих,
Его бы не было в живых.
Но вдруг всё замерло на вдохе
(Включая лазеров лучи)...
- Атас, он Кенни замочил!
- Сдавайтесь, если вы не лохи!
И жаркий бой тотчас угас,
К тому ж иссяк боезапас.

Осели пепел, пыль и сажа
На грязный пол... А на полу
Среди последствий абордажа,
Как крысы, скорчились в углу
Штук восемь непонятных тварей.
Какая тишь настала в баре,
Сиял на стенах оргалит,
Закатным пурпуром облит...
И как потом орал истошно
В лицо кому-то из задир
Слегка покоцанный вампир:
- Нет, мы не брали ваши ложки!
Я повторяю в сотый раз:
Отстаньте, сволочи, от нас!

- Великий орден аннунахов,
Адептов тайного добра,
Давно приговорил вас к плахе... -
Проныл пацан из-под ведра
(Ведро в начале заварушки
Он натянул на черепушку,
Да и теперь его не снял -
Похоже, парень в нём застрял).
- Вы - зло, любой вам это скажет.
Несёте хаос и пургу,
Разврат чините на бегу,
Трэш и угар, разбой и кражи!
Пусть ложки - это ситхов месть,
Но всё ж осадочек-то есть!

Теперь не будет вам покоя,
Забудьте секс, еду и сон,
Остерегайтесь... что такое? -
Раздался нежный перезвон,
И аннунахов заглотала
Воронка гипер-нуль-портала,
Прервав чужую болтовню,
Испортив пафос на корню.
- Ты что за гусь? - спросил у Васи
Пошедший пятнами Й'Крэгг.
- Я этот... как бы... человек.
Покуда Вася запинался,
Эльф, взяв его под локоток,
К столу с собою поволок.

- Короче, тут такое дело...
Что будешь - спирт, валокордин?
Борцы со злом - ну, те, что в белом -
Вернутся, к бабке не ходи.
А ты, конечно, парень крепкий,
Владеешь ловко табуреткой,
Но против лазеров и проч.
Она ведь может не помочь.
Так я к чему - не хочешь с нами?..
И вот, с улыбкой до ушей
Наш Вася не турист уже,
А на "Фиалке" бортмеханик,
И, новым назначеньем горд,
Готов начистить сотню морд.

***

Кто б ни был ты, о мой читатель,
Ты должен чётко понимать,
Что нынче требует издатель
На серию романов пять,
А лучше десять, чтоб с запасом.
И я, ведомый вышним гласом,
Здесь обрываю длинный стих
В преддверии стихов других.
Финал открыт, как двери, настежь,
Сюжетам новым - свой черёд,
Где звездолёт спешит вперёд
К богатству, перестрелкам, счастью...
О приключеньях на Плутоне
Читайте в следующем томе!

(с) Светлана Ширанкова[/MORE]

URL комментария

18:52 

Не стоит волноваться. В мире нет ничего страшнее нас самих.
10.06.2013 в 18:25
Пишет Imaja Neste:

Тронуло
16.04.2013 в 22:32
Пишет la Panther:

13.04.2013 в 12:39
Пишет Заедает:

13.04.2013 в 10:27
Пишет Udik:

12.04.2013 в 22:23
Пишет Шикич:

Немного милоты на ночь глядя:alles:


12.04.2013 в 21:07
Пишет Рик Фалькорн:

12.04.2013 в 21:01
Пишет Nerevarin:

Простая история

Длинный рассказ

URL записи


URL записи

18:31 

Не стоит волноваться. В мире нет ничего страшнее нас самих.

15:55 

4

Не стоит волноваться. В мире нет ничего страшнее нас самих.
Под вечер в хирургической палатке сломался кондиционер. Операцию закончили, Лэнора стянула маску, перчатки и поспешила выйти на улицу. Перед закатом жара спала. Легкий ветерок сдувал пыль и высушил пот на ее лице. Назойливые мухи попрятались.
На ящике в тени палатки сидела молоденькая медсестра. Увидела начальницу, испуганно вскочила, но бежать было поздно. Лэнора приказала было ей найти мастера Райта, который не отвечал по связи, но тот пришел сам. Долговязый, сутулый, занудный и печальный, возник из-за палатки, и как обычно начал ныть:
- Госпожа Приорол, я же говорил, кондиционер в хирургической палатке починить уже нельзя. Его необходимо менять.
- Ну, так поменяйте, - разозлилась главврач.
- Новых больше нет… - беспомощно развел руки Райт.
- Соберите детали сложите целый, или попросите помощи у военных. Неужели я должна решать такие вопросы?
- Хорошо, как скажете, пойду к военным… - обреченно вздохнул Райт, развернулся и побрел к космодрому.
- Быстрее! – крикнула ему в спину Лэнора, - ну что за человек.
Медсестра засмеялась за ее спиной:
- Дангардец - они все такие… Если ситуация вне нормы садятся и ноют.
- Найди штурмана Тирта, попроси о помощи, - проворчала Лэнора.
Медсестра кивнула и убежала. Она могла дать запрос на поиск по внутренней связи, но предпочла убежать, пока начальница не придумала ей еще какое-нибудь задание.

Да наемники казались дикими, но действовали они быстро слажено и дисциплинировано. Двое смуглых, черноволосых парней, принесли коробку с деталями. Сняли кондиционер, разобрали, собрали, поставили, включили, и с белозубыми улыбками спросили, чем еще могут помочь. Работа для них нашлась, за два месяца пребывания в пустыне Вуо, медицинская техника выходила из строя, не выдерживая пыли и жары. Чинить было что.

Вечером Лэнора пришла к военному кораблю. Хотела поблагодарить капитана Джаргалда за помощь. И даже себе не признавалась, что хочет увидеть его белого помощника.
Солдаты сидели вокруг яркого и жаркого костра. Пили вино прямо из бутылок, передавая их друг другу по кругу. Кто-то играл на гитаре и пел песню о войне, припев подхватил нестройный, но вдохновенный хор голосов.
В костре горели настоящие дрова, на Вуо не было деревьев, на костре жарили мясо, на Вуо не было животных кроме больших червей, ползающих под тощей песка.
Рядом с людьми лежали три огромных пса, каждый размером с верховую лошадь, они грызли кости и слушали песни, один даже подвывал.
Конечно капитан корабля-госпиталя, его верный штурман, кто-то из их команды, несколько смелых медсестер и врачей, сидели у костра между наемниками. Толстяк Пруг, вчера еще призывавший здоровых колонистов и астронавтов к бунту, лежал счастливый и пьяный немного в стороне, почти под днищем военного корабля.
Капитан привел своего бледного помощника. Воины уступили им место у костра. Рыжая девушка села рядом с ними.
Капитан потребовал вина. Блестящий кубок, наполненный дорогим поргалским вином, вручили не капитану, а первому помощнику.
Лэноре, которая остановилась в тени корабля, не решаясь подойти, показалось, что бледного офицера солдаты едва ли не боготворят. И это было странно.
Капитан Джаргалд пил вино, как и все, из бутылки. Потом взял гитару. Лэноре приходилось ходить на концерты гениальных музыкантов, но она никогда еще не слышала игры виртуоза, без усилителей и микрофонов у костра. На эту музыку она и вышла. Капитан Джаргалд позвал ее к костру. Рыжая девушка с плохо скрываемым сожалением уступила свое место рядом с помощником капитана. Сама села рядом с Джаргалдом и прижалась щекой к его широкой спине.
Капитан военного корабля предложил Лэноре вина. Она пригубила, чтобы не обидеть гостеприимных хозяев. Но вино оказалось очень вкусным. А люди, собравшиеся у костра, показались такими добрыми и хорошими, и песни красивыми. А потом беловолосый офицер предложил провести ее.

Лэнора проснулась. На улице уже во всю палило солнце. Она вскочила, впопыхах влезла в комбинезон, выбежала из палатки, наткнулась на своего заместителя, доктора Арту Хин.
- Почему вы меня не разбудили? - возмущалась Лэнора.
- Вы говорили не будить, сказали, что летите с офицером да Ридасом проверить местные племена... Вот я нашла, как вы просили, - и помощница протянула Лэноре высокие черные ботинки.
- Коварное вино, - проворчала Лэнора, - мне совсем нельзя пить, совсем.
Арту едва сдерживалась чтобы не смеяться.
- Что я еще наговорила? - удручено спросила Лэнора.
- Что вам нравится наемник, - с трудом сдерживая смех, ответила Арта.
- Что только спьяну не скажешь, - Лэнора, вернулась в палатку, поставила у порога ботинки, сбросила поспешно надетый комбинезон. Зашла в душевую, - и чем он мне так нравится?
- Вас не понять, среди наемников столько красивых парней, - искренне удивилась Арта.
Лэнора вышла с душевой, вытираясь полотенцем:
- Может я его просто пожалела, он раненый, слабый… И умеет использовать свою слабость чтобы привлечь женщину… Вот нахал.
Арта рассмеялась.

Рядом с палаткой остановился четырёхместный гравитатор, Лэнора все еще завернутая в полотенце спряталась за ширму. Он вошел без стука.
- Здравствуйте, вы готовы к путешествию?
- Да сейчас только оденусь… - нарочно сердито ответила она, и тут же спросила, - вы специально меня напоили?
- Даже не пытался, - улыбнулся белый, - вам понравилось наше трофейное вино?
- Трофейное? – переспросила Лэнора, - а дрова и мясо?
- Купили.
- Вы на работу летели, или на отдых?
- На работу.
- Хотя, и вправду, что я спрашиваю? Для вас такая работа в отдых…
Арта незаметно вышла, оставляя свою начальницу и наемника наедине.

Она снова натянула на себя рабочий и удобный комбинезон и вышла из-за ширмы. Впервые видела его при свете дня. Прямые белые волосы почти до пояса, тонкие юношеские черты лица, жуткие белые глаза с темными зрачками. В простой одежде из черного полотна. На поясе кожаный ремень с ножнами, из которых хищно выглядывала темная рукоятка кинжала. На ногах тонкие космические ботинки. На запястьях кожаные наручи. На груди блестел шестью бриллиантами маленький треугольный медальон. Лэнора опомнилась, отвела взгляд.
- А вдруг местные племена дикие каннибалы? – спросила с опасением.
- Нет они мирные люди, - ответил наемник.
- Когда мы вернемся назад? - переспросила Лэнора.
- Завтра, под вечер.
В палатку главврача влетел разъярённый капитан Джаргалд.
- Здравствуйте доктор, - выпалил он и сердито спросил своего помощника, - ты куда это собрался?! Ты хоть понимаешь, что тебе нельзя садиться за руль!?
- Я не сяду, доктор поведет гравитатор, - с улыбкой шкодника ответил офицер, - правда доктор?
- Я не умею, - растерянно ответила Лэнора.
Капитан Джаргалт смотрел то на одного то другого, Лэноре показалось, что по отношению к своему так званому помощнику он выполняет роль скорее няньки, чем командира. В прорези полотняной рубашки на груди капитана сверкнул треугольный медальон, и на нем было пять камушков.
- Я научу это не сложно, - заверил белый офицер.
- Хорошо, - ошеломленно ответила она, не решаясь ему отказать.
- Гэл, а если?..
- Не должно, - впервые серьезно ответил офицер.
Лэнора сообразила, что первый раз слышит имя наемника.
- Возьми хотя-бы Дипа.
- Пускай отдыхает, там жарко. Вечером будем на месте.
- Почему вечером!? - снова повысил голос капитан, - Туда от силы полчаса лету.
- Хочу показать доктору планету.
- Доктор верните этого вечного мальчишку завтра живым, или мертвым, - с отчаянием попросил Джаргалд, и вышел, не дожидаясь ответа.
Лэнора растерянно посмотрела на Гэла:
- Это и вправду не опасно? А ваше ранение? Может не нужно?
- Не опасно. Могу я провести день с красивой женщиной?
Она не решилась возразить, и пыталась не думать, что помолвлена. Она ведь тоже вправе провести день с мужчиной, который ей понравился, кто запретит, никого из ее патриархальной семьи здесь нет…

12:43 

3/

Не стоит волноваться. В мире нет ничего страшнее нас самих.
Вечером в ординаторской палатке собрались: доктора, капитан корабля-госпиталя, его старший помощник и штурман, по совместительству главный завхоз на базе. Пили чай, жевали печенье, капитан то и дело прикладывался к своей фляжке, не обращая внимания на осуждающие взгляды Лэноры, подливал штурману в чашку, оба раскраснелись и заигрывали к докторшам. Женщины поначалу обижались, злились, а потом привыкли, сообразив, что оба старика безобидны и милы. Юмор конечно матросский, но что делать, только отшучиваться.
Лэнора питалась несколько раз угомонить балагуров, потом махнула рукой. К ней не заигрывали, она была настолько строга, что оба гиганта ее боялись. Впрочем ее боялся весь мужской персонал, но и она давно запретила себе думать о любви, или даже флирте. Была помолвлена как все представительницы аристократических семей ее планеты, еще до рождения.
Доктора совещались. Капитан почти дремал, подперев массивный подбородок громадной рукой, подвыпивший штурман требовал беречь запчасти и продукты. Лэнора мечтала пойти спать. В палатку вошел капитан военного корабля, а за ним странный совсем белый, словно марево, мужчина. Капитан Джаргалд улыбнулся приветливо, поздоровался, пожал громадную ладонь гражданского коллеги. Его белый спутник посмотрел на докторов своими жуткими белыми глазами и кивнул головой.
Штурман предложил пришедшим сесть, поставил перед ними чашки, капитан налил из своей фляги бэркга. Лэнора уже не боролась с пьянством. Да и видимо бесполезно у капитана появились собутыльники. Она сделала вид, что не заметила, как фляшка пошла по рукам ее персонала.
Ее настораживал белый мужчина, он двигался с трудом и капитан поддерживал его словно больного. Но пил белый офицер как здоровый.
Капитан Джаргалд представил своего спутника как первого помощника, и сел рядом с капитаном корабля госпиталя.
Лэнора еще посидела сколько требовало приличие, потом извинилась и вышла из ординаторской палатки, когда капитаны закурили.
Остановилась вдохнула вечерний воздух пахнущий больницей и пустыней, ночью всегда становилось прохладно и свежо, услышала за спиной мужской голос:
- Доктор, проводите меня к кораблю.
Лэнора оглянулась, у выхода из ординаторской палатки стоял белый офицер:
- По правилам этикета мужчина провожает женщину, - ответила она.
- Вы доктор, а я едва держусь на ногах. И, причем здесь законы этикета? - улыбнулся воин.
- Вы ранены, или больны? – спросила она.
- Я выздоравливаю после ранения.
- Нужна помощь?
- Да, помогите дойти.
- А ваш капитан?
- Мой капитан мне не нянька, - улыбнулся он.
- Может, я позову санитаров, - предложила Лэнора.
- Тогда я дойду сам, но если со мной что-то случится, это будет на вашей совести.
Лэнора поняла, что белый офицер попросту заигрывает с ней, возмутилась:
- Я не могу, вы хоть соображаете я главврач корабля госпиталя здесь карантин, а вы?..
- Ох как сложно, - вздохнул он, и заверил совсем по мальчишески, - я не буду приставать.
- Но что подумают мои люди?
- Что вы добрая и помогли раненному солдату.
- Хорошо, я помогу, но только дойти до вашего корабля.
Он кивнул, она с опаской подошла, он положил ей руку на плечо, высокий гибкий тонкий, сильный. Лэнора обняла его за талию, чтобы поддержать. Она никогда раньше не ходила на свидания с незнакомцами, только с нареченным. Но с нареченным они даже за руки не держались, встречались несколько раз в году, разговаривали. Сейчас когда она обнимала раненного офицера, только для того чтобы помочь ему дойти домой, она почувствовала себя живой, почувствовала себя женщиной, ощущения вызвали у нее улыбку.
Тусклые фонари маленького космодрома не могли пробить тьму, наступающую с пустыни. Искажались цвета, углублялись тени. Лэнора и ее странный, почти призрачный незнакомец, медленно шли, словно гуляли по парковой аллее большого, мирного, города. Как парочка влюбленных. Он даже читал ей стихи, она слушала его голос.
Дошли до темной громадины военного корабля, Лэнора отстранилась от своего незнакомца. Он поблагодарил за помощь взял ее руку коснулся губами. Она словно одурманенная, смотрела на него, он улыбался.
Туман перед глазами главврача развеялся, когда из люка военного корабля выскочила рыжая девушка.
- Командир! Где вас носит? – крикнула она, но увидела что он не сам, закрыла рот смуглой рукой, извинилась и убежала назад на корабль.
- До встречи, - тихо сказала Лэнора и тоже поспешила уйти.
- До встречи ответил он.
Она возвращалась в палаточный городок, и чувствовала за собой слежку, словно большей зверь провожал ее. Но на Вуо не было больших животных.

Утром в хирургической палатке сломался кондиционер. Операцию закончили, Лэнора стянула маску, перчатки и поспешила выйти на улицу. Сухой, пыльный воздух пустыни высушил пот на ее лице.

00:36 

2

Не стоит волноваться. В мире нет ничего страшнее нас самих.
2.
Планета Вуо.
Космодром на окраине небольшого городка для колонистов.
Потрепанный жизнью пьяный мужчина, стоя на бочке из-под воды призывал к бунту с помощью обрывистых междометий и красочных ругательств.
Главврач корабля-госпиталя Лэнора Приорол прибежала на космодром почти вовремя. Около пятидесяти человек с палками и камнями, крича лозунги – долой врачей, давай свободу, бежали в сторону горстки миротворцев вооруженных лучевыми ружьями. Подбежали, сплотились, застыли, никто не решался первым пойти на ружья. Но за цепочкой миротворцев стояли космические корабли, а выстрел лучевого ружья травмировал обжигал, но не убивал.
Дрожащими руками Лэнора поспешно включила браслет связи, связалась с капитаном корабля госпиталя, сообщила о восстании.
Команда и медперсонал прибежали на космодром, вооружившись теми же малоэффективными лучевыми ружьями.
Нелепый спектакль, где люди застыли друг перед другом, готовые ринуться в бой, прервал огромный темно-серый корабль. Он завис над посадочным полем, гравитационный двигатель поднял пыль.
И бунтари, и команда корабля-госпиталя присели, опасаясь быть раздавленными. Но чужой корабль завис на высоте двух метров, люк открылся, на запыленные плиты спрыгнули три молодых мужчины.
Высокий мощный светловолосый парень в черной одежде вскинул на плечо автомат, неторопливо подошел к толпе, в которой смешались и враги и друзья:
– Кто тут главный? – спросил он спокойно, словно и не заметил, что люди вооружены.
Командир отряда миротворцев указал на Лэнору, она растерялась. Парень в черном развернулся к главврачу, и так же неторопливо пошел к ней на встречу. Из серого корабля вышли еще с десяток молодых людей одетых в черное, с боевым оружием, они ничего не делали просто стояли, смотрели на толпу, и бунтари начали расходится, совсем добровольно. Поспешили уйти и медсестры с докторами и команда корабля госпиталя. Миротворцы отступили к краю посадочного поля.
– Джаргалд, капитан, – представился светловолосый, подойдя к Лэноре.
– Лэнора Приорол, главврач, – он пожал ее маленькую ладошку и улыбнулся.
Она рассматривала чужаков. Совершенно необычные, неуместные на этом космодроме, чуждые и чужие, красивые сильные уверенные в себе длинноволосые воины. Не регулярные войска, как просил капитан ее корабля-госпиталя, а наемники. Лэнора никогда не сталкивалась с наемниками, но привыкла считать их дикарями, у нее возникли опасения по поводу дисциплины среди них, но воспитание не позволило высказаться. Она посмотрела в светло-серые глаза капитана Джаргалда, он улыбнулся так словно услышал ее мысли:
– Я думаю, вам нужно встретится с капитаном, я провожу вас на наш корабль, идите за мной, – развернулась и быстро пошла к кораблю, а он шел за ней, бесшумно.

О чем говорили капитаны, Лэнора не знала. Она, ссылаясь на вечерний обход сбежала, отказавшись выпить рюмочку бэркга за здоровье каких-то тан-лардов которые прислали военный корабль, хотя могли и отказаться. Капитан военного корабля ухмыльнулся, словно услышал глупую шутку, но идея с выпивкой ему понравилась.

17:24 

1.

Не стоит волноваться. В мире нет ничего страшнее нас самих.
1.

Все устали. Солдаты не спали вторые сутки. Битва за цитадель затянулась. Потери были страшные. Наступление вели со стороны космодрома. Гэл с группой диверсантов прорвался со стороны города.
Город был уничтожен, дома разрушены, сожжены. Жители покинули его, или умерли. Только гравитационные платформы с, так зваными миротворцами, сновали в воздушном пространстве, патрулируя умирающий мегаполис.
Калтокийские диверсанты были одеты в форму миротворцев Братства, что позволило им пройти линию фронта. Дальше с боем прорывались в саму цитадель.

Из двадцати опытных бойцов к стенам цитадели дошло только семеро. Израненные, уставшие они заняли оборону в первой комнате. А Гэл пошел на прорыв, сам.
Он ворвался в зал совещаний, здесь в него никто не стрелял, преследователи не останавливали калтокийца, они наоборот закрыли дверь зала совещаний, Гэл услышал как сработали замки, остановился, сделал несколько шагов в сторону запертой двери, вернулся назад остановился прислонившись к мраморной колоне. Мраморный пол, мраморный потолок, он горько улыбнулся, выругался, посмотрел на застывшие вдоль стен фигуры в плащах и капюшонах.
Сам Зэрон стоял у противоположной стены, сложив руки на груди.
Маги начали действовать, они выпивали силы из Гэла, словно утоляя жажду. Калтокиец сопротивлялся, он был сильнее их всех, он знал что справится, был уверен. Так как был уверен, что обрушит всю энергию на Зэрона и остановит войну. Потянул силы магов на себя, сначала вернул то что они успели отобрать у него, потом начал опустошать их, почувствовал давно забытую мощь, и неожиданно мгновенную слабость. Ноги подкосились, и Гэл упал, задыхаясь от боли, словно сгорал заживо. Сгорали и серые маги Зэрона, по-настоящему осыпаясь пеплом на белый мраморный пол.

Калтокийцы победили, остатки войск Братства отступили. Силовое поле окружавшее цитадель было повреждено в образовавшиеся дыры влетали боевые гравитаторы воинов Совета.
Милэн ворвалась в зал совещаний. Нэйл и Рэтолатос старались не отставать от нее. В мраморном зале ветер развеял пепел. У входа лежал Гэл. Одежда на нем дотлевала, кожа и волосы побелели, словно он побывал в эпицентре взрыва.

11:21 

Не стоит волноваться. В мире нет ничего страшнее нас самих.

11:21 

Не стоит волноваться. В мире нет ничего страшнее нас самих.

14:18 

Не стоит волноваться. В мире нет ничего страшнее нас самих.
08.04.2013 в 23:00
Пишет Imaja Neste:

И дело не в том, что я не люблю эту жизнь
И даже не в том, что жить не хватило бы духа
И я не из тех, кто Бога слышит в пол уха -
Уметь настоящим нетрудно в душе дорожить...

Но если собрать воедино три пинты песка
С подзведных дорог, серебристо - хрустальные нити
Полночной росы, и ветер, по крышам разлитый,
И свет в темноте побережья от маяка...

И звуки волны, разлинованной тенью из тайн,
Глубинные блики плывущих чудовищ и рыб,
И легкость пера, и уверенность каменных глыб -
И острого льда непрозрачную синюю грань...

И все это втиснуть в полцентнера страха и снов,
В унылые утра, в закаты на краюшке крыш,
В пустые слова, когда голос и сер, и остывш,
И так не хватает чего-то, к чему не готов...

Наверное, можно понять, и забыть, и простить,
И если случится, что ветер сорвется с крючка -
И станет легко, и рассвет отразится в зрачках -
Тогда он вернется к тому, кто умел отпустить.

URL записи

14:31 

нравится

Не стоит волноваться. В мире нет ничего страшнее нас самих.

05:35 

Не стоит волноваться. В мире нет ничего страшнее нас самих.
18.01.2013 в 04:24
Пишет Нэмиэль:

There for me, Claudya Schmidt (AlectorFencer)


URL записи

Огнедышащий дракон – это еще полбеды. Хуже, когда он чихающий и кашляющий

главная